Военврач (uncle_doc) wrote,
Военврач
uncle_doc

Category:

Великие русские хирурги

Decus, gloria et utilitas patrie
sunt primaria objecta docti,
actuosi e probi medici
Величие, слава и польза Отечества
суть главнейшие предметы ученого,
деятельного и опытного врача
Эпиграф к монографии Е.О.Мухина
«Описание хирургических операций»

surgeonsКого можно считать основоположником отечественной хирургии в более-менее современном ее понимании? Пирогова? Нет, как ни странно. Военно-полевая хирургия - вот тут да, без вопросов, его детище. А кто был до Пирогова? К сожалению, об этом выдающемся клиницисте и ученом даже нет статьи в русской Вики, а Яндекс выдает короткие тексты из энциклопедических словарей. Ефрем Осипович Мухин незаслуженно забыт, хотя его вклад в российскую хирургию переоценить невозможно.

Восполнить пробел взялась Екатерина Каликинская, кандидат биологических наук, журналист и писатель. Ей удалось поработать с уникальными архивными документами в Москве и Питере и найти массу информации по знаменитым российским хирургам XIX-XX вв - Е.О.Мухине, Н.И.Пирогове, Н.В.Склифосовском, В.П.Филатове, С.С.Юдине, В.Ф.Войно-Ясенецком. Многие сведения - фото и архивные свидетельства, найденные автором, - никогда и нигде до того не публиковались. В результате получился красочный и чрезвычайно интересный 300-страничный труд - «Образы великих хирургов», вышедший в издательстве «Авторская Академия».


Под катом с любезного разрешения автора публикую несколько отрывков из главы о Е.О.Мухине.


--- отрывок 1 ---

При вверенной ему Голицынской больнице Мухин создал фактически первый в России пункт скорой помощи. Вот как он объяснял мотивы своей деятельности: «Я обязан подавать пример собою…Исполняя сию мою должность с возможным рачением усмотрел я, что невероятное почти число страждущих являются в Больницу таких, которых исцеление единственно зависит от искусной и опытной руки… счел я за смертный грех погребсти в совершенной лености сведение, способность и опытность мою, потребные к понесению Операторской должности, почему принял я действительный долг и звание Оператора…Благополучно сделавши нарочитое множество Хирургических операций в присутствии Главного Директора сей Больницы,…приобретши великое доверие и надеяние на мое искусство от знаменитой Московской Публики…лестное для меня одобрение от Главного Начальства, был я столько счастлив, что убедил сим Главного Директора известить Почтеннейшую Публику, дабы страдающие скорбями всех состояний и званий люди, имеющие нужду в операции, являлись в Голицынскую Больницу, где будут во всякое время и без всяких отлагательств приняты и получат надлежащую совершенно бескорыстную помощь».

Объявлено об этом было в газете «Московские Ведомости», и в больницу стали поступать москвичи «всех состояний и званий…, имеющие нужду в операции». В отчете, составленном Ефремом Осиповичем, перечисляются удаление зоба, ампутация руки, пораженной гангреной, удаление «мышечной опухоли» и «рака на губе», снятие
бельма с глаз, «выверчивание полипа», изгнание глиста «длиною 30 аршин», вырывание зубов, «костоедой пораженных», разные виды гинекологической помощи («вынят умерший младенец по частям из родильницы, страдавшей четверо суток мучительными родами»).

Особенно выдающихся успехов достиг Мухин в области хирургии, которую всегда считал важнейшей из медицинских наук. В Голицынской больнице он долго занимался оперированием самолично, «делал Хирургические операции своими руками почти ежеденно в больнице, пока наконец приучил одного …из числа Г-д Лекарей делать легчайшие из них, действуя своими руками». Среди хирургических вмешательств, проведенных Мухиным с 22 июня 1802 г. по 1 марта 1804 года, перечисляются такие, как изъятие «16 отломков теменных костей, концами вдавленных в мозг», соединение черепа, разломленного от лобной кости до половины затылочной при сквозном ранении. Успешно сделано исправление врожденного дефекта черепа у ребенка: «поднята вдавленная часть середины лобной кости величиною в пятак, по проскоблении краев оной…срощена счастливо, что младенец …не имеет от сего повреждения черепа никаких худых следствий, кроме небольшой боли, случающейся перед непогодою, чувства его как внутренние, так и наружные весьма хороши».

--- отрывок 2 ---

Mukhin-1Вершиной врачебной деятельности этого периода можно считать операцию, проведенную Ефремом Осиповичем 26 мая 1803 года на крепостном человеке князя Шаховского Григории Трофимове – штукатурщике, работавшем на постройке Донского монастыря. На голову рабочему свалился «кирпич весом 12 фунтов». Григорий упал «полумертв», из ушей и ноздрей хлынула кровь. Его привезли в Голицынскую больницу, к доктору Мухину. Мухин расспросил свидетелей происшествия и обстоятельно записал, что кирпич «отвалился от карниза, пролетел 4, 5 сажени и упал на верхушку шляпы его, обыкновенной крестьянской, тулья ее была в 4 вершка, в ней лежал носовой платок», чтобы оценить силу удара.

Затем обследовал пострадавшего: «от приближения различных предметов зрачок его почти не сжимался… не чувствовал впечатлений, хоть отвечал иногда, но тихо, медленно и почти всегда совершенно невразумительно. Члены мягки, дыхание весьма тихое, медленное и едва приметное, пульс 60 ударов в минуту».
На месте удара были изорванные и измятые головные покровы, кровь к тому времени еле-еле шла из раны, капала из ушей и ноздрей, но медленно.

«Ощупывая перстом», Мухин убедился, что череп проломлен и вдавлен под раной. Затем исследовал пораженное место «лекарским щупом», который свободно проходил в разных местах под череп между отломками. «Впущаемая вода лекарским насосом подтекала под череп». Определил размеры пролома: «снаружи длины…вершок с половиною, а в самой середине ширина ее один вершок».

Травма случилась в 7 часов вечера, больной был привезен в больницу в 11 часов. Мухин, главный врач, по-видимому, в это время находился на рабочем месте. Однако немедленно делать операцию не решился – пришлось бы работать при свечах. «Как время сие было неудобно к произведению надлежащей операции, а особливо в столь нежном члене, как мозг, то и делание ея отложил я до утра» - объясняет Ефрем Осипович. Он оставил больного на попечение персонала, приказав положить лед на голову на месте раны и смачивать ее раствором из полъунца(унции) нашатыря и фунта чистой речной воды ( заметим, что больница находилась недалеко от Москва-реки в районе Нескучного Сада). Кроме того, велел поставить больному промывательное и каждый час давать пить воду с клюквенным соком.

В 6 часов утра Мухин уже снова был в палате и приступил к делу, убедившись, что больной находится «в таком же точно состоянии, как ввечеру». Трудно представить себе сегодня, как протекала эта едва ли не первая нейрохирургическая операция в то время, когда не было не только электричества, но и понятия об антисептике, анестезии, а вода Москва-реки считалась «чистой речной водою», пригодной для приготовления лекарственного раствора!

«Положивши ушибленного на спину на кровати с возвышенною головою против окна, в которое довольно проходило лучей света, приказал я двум помощникам моим держать голову больного, дабы могущее иногда случиться у больного…движение не причинило вреда и препятствия». К счастью, пациент не чувствовал боли, ибо такой вид «обездвиживания» вряд ли бы оказался эффективным!

Мухин обрезал мягкие ткани вокруг раны, отделил от черепа отломки, открыл череп и увидел, что кость проломлена и вдавлена внутрь черепа, образовав более 8 крупных отломков и некоторое количество маленьких.
Дальше Ефрем Осипович действовал на свой страх и риск, употребляя как известные приемы того времени, так и собственные находки. «Удостоверился, что другого пролома вблизи нет, и что подъем обыкновенный (elevatorium commune) очень удобно и безопасно можно положить на неповрежденные края кости…подкладывая подъем под края отломков, вынимал их…не без великой трудности…Твердая оболочка к некоторым отломкам хоть слабо, но прикреплена была…ощупал я также поверхность покровов и самого мозга и вынул мелкие крошки мокрою губкою… Правый край костяного пролома был верхний край теменной кости, составляющий верхушечный шов (sutura sagittalis), под которым и была большая кровевозвратная жила (sinus longitudinalis durae matris). Левый край включал в себя ветвь средней боевой жилы твердой оболочки».

Ефрем Осипович действовал быстро и четко: мягкие части раны были отделены и отломки вынуты всего за 15 минут. Для промывания в качестве антисептического средства использовался холодный раствор квасцов (alumen crudum).
По ходу операции Мухин столкнулся с нелегкой задачей: концы некоторых обломков вонзились в поверхность мозга, под твердой мозговой оболочкой образовались гематомы. «Подложивши сквозь рану ея проводник (specillum fuloatum) под твердую оболочку, разрезал ее крестообразно и вынул лопаточкой (spathula) ссевшуюся кровь и обмыл нашатырным раствором, сложил края разрезанной оболочки. Обмывши всю рану, наложил я березовый лекарский приготовленный трут (agaricus praeperati sen boletus igniarius) наполнивши рану слабко, сверху наложил ранное полотенцо (splenium), намочив его прежде нашатырным р-ром, потом привязал все сие простою шапочкою, которую обыкновенно носят грудные дети, подвязавши тесемками под бородою».

В таком виде Григорий Трофимов был поручен помощникам Мухина, с наказом «наиприлежнейше следить за больным, мочить рану каждые 4 часа нашатырным раствором и держать над раною небольшой кусок льда, ставить очистительное и промывательное и поить водой с клюквенным соком».
--- --- ---

Russian-peopleВклад Е.О.Мухина в развитие отечественной столь велик, что на гравюре из издания «Русские люди» 1860 года «медик Мухин»(справа во втором снизу ряду) представлен среди самых прославленных личностей в истории России: Кутузова, Гнедича, Сперанского, Карамзина, Бистрома и др.

Что еще можно сказать об этой книге? Вряд ли она предназначена для широкой аудитории, это не «иронический детектив», читается не так легко. Но для тех, кто интересуется историей российской медицины, особенно хирургии - издание определенно из серии must have. Автору, к слову, серьезно помогал редакционный совет Военно-медицинской академии, так что в главах, касающихся военных врачей, тоже есть не публиковавшаяся ранее информация.

Тираж небольшой, 2000 экз, так что имеет смысл поторопиться в «Медкнигу» на Фрунзенской или через сеть заказать в Московском доме книги (в «физическом» МДК уже все скуплено). Книга подарочного формата на хорошей бумаге, так что можно взять и в качестве подарка кому-то интересующемуся.

Ушел дочитывать, вернусь нескоро :)
Tags: анонс, врачи, история, книжный червь, медицина
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 33 comments

Recent Posts from This Journal